РЭШ

МИССИЯ РЭШ
Cовременное экономическое образование и исследования для российского общества, бизнеса и государства

Ru  En
    
РЭШ > Географическая мобильность населения России


MBA25. Top schools. Top candidates
Лаборатория исследования социальных отношений и многообразия общества


Географическая мобильность населения России

Журнал "Служба занятости"

Октябрь 2005, стр. 66-74

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ
Ю. Андриенко, С. Гуриев

Географическая мобильность населения важна как с экономической, так и социальной и политической точек зрения. Так как в России до сих пор не развит рынок капитала, исправление унаследованных структурных деформаций происходит в основном за счет межсекторных (а, в силу географической концентрации производства и трудовых ресурсов и межрегиональных, в том числе международных) перетоков трудовых ресурсов.

По всей видимости, в ближайшем будущем Россию ожидает острый дефицит трудовых ресурсов; долгосрочные демографические прогнозы предсказывают сокращение населения на величину порядка 20% в 2005-2050 гг. Предприятия в растущих регионах уже сталкиваются с нехваткой рабочей силы, но в тоже время в других регионах квалифицированные рабочие не могут найти работу. Низкая мобильность также увеличивает социальные издержки при интеграции в глобальную экономику. Наконец, низкая мобильность ограничивает конкуренцию между региональными властями, что снижает стимулы к эффективному, управлению на региональном уровне.

Межрегиональная мобильность в современной России действительно ниже, чем в странах с развитой экономикой и чем в СССР до начала реформ, хотя и несколько выше, чем в других странах с переходной экономикой. Вследствие низкой мобильности населения в стране сохраняется высокий уровень межрегиональной дифференциации доходов и безработицы населения. При текущих темпах выравнивания, различия в уровне жизни населения в регионах России могут сохраниться на долгие десятилетия.

Основными факторами, сдерживающими мобильность, являются большие расстояния между рынками труда, административные барьеры, низкие доходы населения и финансовые ограничения, включающие неразвитость рынка жилья и ипотечного кредитования. Молодые, более образованные люди традиционно оказываются более мобильными. Поэтому для повышения мобильности необходимы следующие меры: отмена административных барьеров, развитие рынка ипотечных кредитов, переподготовка мигрантов, предоставление потенциальным мигрантам информации о рынке жилья и рабочих местах в других регионах.
Трудно переоценить важность мобильности трудовых ресурсов в современной российской экономике. Так как рынок капитала неразвит, именно мобильность трудовых ресурсов может помочь увеличить конкурентоспособность экономики и сгладить социальные различия между регионами по мере встраивания России в глобальную экономику. Кроме того, мобильность населения необходима и для предоставления адекватных стимулов региональным и местным властям. Мобильность обеспечивает наличие конкуренции между регионами и между муниципалитетами. Только в результате такой конкуренции предоставление общественных благ будет наиболее точно соответствовать потребностям жителей данной территории. Далее мы подробнее обсудим причины и следствия низкой мобильности населения в России, мотивацию перемещения населения, барьеры на пути свободной мобильности и способы их устранения.

Россия унаследовала от СССР серьезные искажения в географической структуре расселения населения и концентрации промышленности. Геополитические и идеологические соображения обусловили экономические необоснованные решения по переселению слоев населения и даже целых народов в отдаленные слабозаселенные регионы. Помимо насильственного перемещения для привлечения трудовых ресурсов к освоению новых территорий использовались и пропаганда, и материальные стимулы, например, северные надбавки - высокие зарплаты по сравнению с фиксированной оплатой труда в остальной экономике. Эти усилия достигли цели - в непригодных для жизни районах был построен ряд средних и крупных городов, в результате чего в неблагоприятных районах оказалась неоправданно большая доля населения с точки зрения рыночной экономики. За годы Советской власти средний житель страны стал жить в климате, на 4 градуса более холодном, тогда как за то же время для среднего жителя США температура, напротив, "повысилась" на 1 градус.

Насколько неустойчивой оказалась построенная модель советской экономики, стало ясно только с началом рыночных отношений. Разрушение неэффективной плановой системы с фиксированными зарплатами и ценами, также как и государственной программы поддержки отдаленных от центра регионов, привело к стремительному обратному оттоку населения в центральные и южные регионы страны, о чем красноречиво свидетельствует карта итогов внутренней миграции в России за 10 лет.

Второй основной фактор, определяющий географическую мобильность населения в 1990-е годы - разрушение "железного занавеса", приведшем к эмиграции хорошо образованной части населения, в основном этнических немцев и евреев в США, Израиль и Германию, а также мощный приток населения из бывших республик Советского Союза, в основном высококвалифицированных и образованных специалистов русской национальности, вызванный более сильным экономическим упадком и конфликтами на национальной почве. В последнее время страны СНГ стали основным поставщиком трудовых мигрантов, как этнических русских, так и представителей титульных национальностей. Основные причины трудовой миграции - такие же, как и везде в мире: невозможность найти хорошо оплачиваемую работу у себя на родине и привлекательность рынка труда в России, включая знание языка, культуры и традиций (рис. 1).

ВНУТРЕННЯЯ МИГРАЦИЯ И СГЛАЖИВАНИЕ МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ

Миграция населения, так же как и перемещение капитала, служат естественным рыночным механизмом сглаживания экономических различий между регионами страны. Как бизнес решает, в каком месте ему наиболее выгодно организовать производство (т.е. принимает в расчет развитость инфраструктуры, рынка сырья, рынка сбыта, дешевизну рабочей силы), так и работник решает, где его труд принесет ему больше пользы, а жизнь будет наиболее комфортной.

С началом экономических преобразований в России произошла резкая дифференциация в социально-экономическом положении населения: одни территории оказались в бедственном положении из-за неконкурентности в экономике и невозможности государственной поддержки, другие стали процветать благодаря ресурсному сектору. В результате уровень доходов и доля безработных в регионах стали сильно отличаться, В США при схожих экономических шоках происходит достаточно быстрое выравнивание, основную роль при этом играет внутренняя миграция населения (Blanchard and Katz, 1990); внутренняя миграция позволяет преодолеть региональные спады в среднем за 7 лет, В России же миграция настолько низка, что выравнивание происходит очень медленно; в лучшем случае речь идет не о семи годах, а о нескольких десятилетиях. Российский рынок труда менее динамичен, чем рынки труда других посткоммунистических стран (Bornhorst and Commander, 2004, Kwon and Spilimbergo, 2004). Как показывают расчеты, уровень доходов населения, скорректированный на уровень цен, достаточно быстро начал выравниваться в региональном разрезе страны в 1992-94 гг., когда миграция была на достаточно высоком уровне, но затем процесс выравнивания замедлился вместе с уменьшением мобильности населения (см. графики 1-3, источник: Андриенко и Гуриев, 2005). В то же время никакого выравнивания в доле безработных не происходило. В результате можно заключить, что при текущих вялых темпах выравнивания, различия в уровне жизни населения в регионах России могут сохраниться на долгие десятилетия.

Другая отличительная черта современной географии расселения населения России - это отклонение от закона Зипфа, наблюдаемого в большинстве стран мира. Согласно этому закону, если пронумеровать города в порядке убывания населения, то точки, соответствующие логарифму населения городов по вертикальной оси и логарифму порядкового номера на горизонтальной оси, должны располагаться вдоль прямой линии с углом наклона, близким к 1. Наблюдаемое отклонение от прямой для десяти крупнейших городов, следующих за столицами (Новосибирск, Нижний Новгород, Екатеринбург, Самара, Омск, Казань, Челябинск) говорит о том, что численность населения в них слишком мала и что в нормальной экономике в них жило бы в два-три раза больше населения (см. график 4). Стоит заметить, что нарушение общепринятого закона Зипфа было вызвано политикой ограничения миграции в крупные города еще в СССР, в котором все 20 крупнейших городов находились ниже прямой линии, 11 из них были вне территории России, включая 7 столиц союзных республик.

НИЗКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ОЦЕНКИ И ФАКТЫ

Имеющиеся статистические данные позволяют сопоставить миграцию населения России за годы переходного периода с мобильностью в СССР, а также сравнить с мобильностью населения в других странах. В течение 1990-х годов официальная мобильность населения существенно сократилась по сравнению с 1980-ми: доля населения, сменившего за год место жительства, составляла в СССР 5-6%, постепенно падая до нынешнего уровня 1,4%. Снижение внутренней миграции наблюдалось и в других странах с переходной экономикой (Чехии, Польши, Словакии), причем в этих странах, также как и в Венгрии, Румынии и Франции, население значительно менее мобильно, чем в России (Fidrmuc, 2004, Bornhorst and Commander, 2004). Данные, представленные в следующей таблице, обусловлены следующими тенденциями. Во-первых, мобильность населения в советское время включала в себя высокую мобильность военнослужащих и учащейся молодежи. Во-вторых, не произошло роста мобильности после приватизации жилищного фонда из-за большой разницы между регионами в стоимости жилья, экономического спада, финансовых ограничений и неразвитости рынка жилья. В-третьих, не во всех регионах были отменены административные барьеры ("прописка"), это касается прежде всего наиболее привлекательных для мигрантов регионов. В-четвертых, официальная статистика не учитывает неформальную трудовую мобильность населения (работа в других населенных пунктах, регионах, странах), не связанную со сменой места постоянного проживания как россиян, так и жителей стран СНГ. По некоторым оценкам трудовая (в том числе временная) мобильность населения в настоящее время составляет около 10%, столько домохозяйств имеют трудового мигранта, а в некоторых городах - до 25% населения (Зайончковская и др., 2001). Лишь 2-3% населения неформально сменили место жительства в 1996 г. (Guriev and Friebel, 2001). Перепись населения 2002 показала несовершенство отечественной демографической статистики (свойственное даже развитым странам). Было обнаружено дополнительно 1,9 млн человек, прибывших, как принято считать, из стран СНГ, и постоянно проживающих на территории России. Хотя по переписи была зарегистрирована лишь четверть миллиона временных жителей, по разным оценкам в России находится порядка 2-5 миллионов нелегальных мигрантов. При таком количестве трудовых мигрантов развитые страны под давлением общественности вынуждены разрабатывать политические меры для легализации мигрантов (программы регуляризации или "иммиграционные амнистии"), сдерживания притока неквалифицированных рабочих, усиление наказания работодателей за нелегальный наем, а также стимулирования иммиграции наиболее квалифицированных специалистов (см. таблицу 1).

По сравнению с развитыми странами население России может считаться низкомобильным. Официальные данные о миграции населения по разным странам свидетельствуют о том, что население в России меняет место жительства в 2-3 раза реже, чем в большинстве развитых стран. Отчасти такое соотношение вызвано необходимостью перемещаться на значительные расстояния. С другой стороны, необходимо принять во внимание, что российская экономика, безусловно, гораздо дальше от равновесного состояния, чем европейские, в ней гораздо менее развит рынок капитала, и поэтому она нуждается в гораздо более серьезных перетоках трудовых ресурсов (см. таблицу 2).

Прежде чем перейти к обзору причин и последствий низкой мобильности населения, вначале подробнее обсудим экономические причины, стоящие за решением о смене места жительства.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОТИВАЦИЯ МОБИЛЬНОСТИ

В советское время мобильность населения на европейской части страны была ограничена системой прописки, не разрешавшей иногородним гражданам обосноваться в желаемом городе. Полная занятость, фиксированная зарплата и одинаковый уровень цен на большей части СССР также подавляли экономическую мотивацию к смене места жительства. Напротив, весомые северные надбавки к доходам и отсутствие барьера прописки на большинстве территорий в восточной части страны являлись серьезными стимулами к переезду для молодежи.

В годы рыночных преобразований произошли серьезные изменения в экономике, уровне жизни и привлекательности как профессий, так и целых регионов. Так, если сохранилась значительная разница в оплате труда между европейской частью России и северными и приравненными к ним территориями, то соотношение цен, ранее установленное плановой экономикой, претерпело сильное изменение не в пользу труднодоступных районов. Основные две причины тому - это значительное снижение государственной поддержки (дотаций) и опережающий рост транспортных и прочих тарифов. Многие отдаленные районы Севера, Сибири и Камчатки сейчас являют собой местность с отсутствием первых признаков цивилизации (электричества, отопления, канализации, связи). Переселение зависит не только от индивидуального дохода, но и от количества и качества предоставляемых общественных благ. Каждый человек может стремиться получить хорошее образование, иметь доступ к качественному медицинскому обслуживанию, быть спокойным за жизнь родных и близких и не бояться произвола властей. Понятно, что человек, имеющий выбор, предпочтет то место жительства, где все эти стремления удовлетворены в большей степени.

БАРЬЕРЫ НА ПУТИ СВОБОДНОЙ МОБИЛЬНОСТИ

Большие расстояния представляют собой существенный барьер к решению о смене места жительства. Современные исследователи отмечают, что с расстоянием растут как транспортные расходы и временные затраты на переезд, так и информационные расходы и психологические издержки, связанные с потерей связи с родиной. По нашим оценкам, низкая мобильность россиян в существенной степени связана с большими расстояниями. В то же время ясно, что расстояния не играют преобладающую роль в мобильности, так как в странах с почти сопоставимой с нашей по территории - США, Канаде и Австралии - мобильность населения во много раз выше.

Административные барьеры могут сдерживать свободную мобильность не в меньшей степени. Институт прописки, до конца не ликвидированный, до сих пор сдерживает приток населения в центральную европейскую часть и в южные регионы. Рассуждения политиков и управленцев о необходимости административных барьеров к миграции в некоторые регионы достаточно наивны и недальнозорки. Приезжающие мигранты в большинстве своем хорошо образованы, активны и профессиональны, что дает региону больше выгод, чем мнимых дополнительных нагрузок на социальную, коммунальную и пр. сферы. К тому же именно мигранты чаще всего занимают невостребованные местным населением рабочие места в этих сферах. Трудно не согласиться также с тем, что дополнительные барьеры увеличивают коррупционные доходы целых слоев государственных служащих. Если барьеры отменить, то эти средства перетекут на рынок недвижимости, что приведет к повышению арендной платы и росту стоимости жилья, что, в свою очередь, увеличит благосостояние местных жителей - собственников недвижимости и доходы местного бюджета.

Важнейший экономический барьер к мобильности - это финансовые ограничения потенциальных мигрантов. Низкие доходы и стоимость недвижимости в неблагополучных регионах ведут к нехватке средств на переезд и обустройство на новом месте, и в условиях неразвитости рынка жилья это может стать решающим фактором, препятствующим даже выезду жителей из регионов. Как ни парадоксально, в бедных регионах чем выше доход, тем выше вероятность отъезда (при прочих равных) - эффект возможности уехать преобладает над эффектом нежелания уезжать.

Исследование, проведенное авторами данной статьи на основе данных о межрегиональной миграции в России 90-х гг., подтверждает экономическую мотивацию населения при выборе места назначения и существование конкуренции между регионами за привлечение лучших трудовых ресурсов (Andrienko and Guriev, 2004). Так, более образованные люди оказываются более мобильными. Население переезжает из бедных в богатые регионы и из регионов, где нет работы, в регионы с низким уровнем безработицы. Однако, в самых бедных регионах население менее всего мобильно, то есть сказывается эффект ликвидности. Плохая демографическая ситуация, недоразвитость рынка жилья и низкое предоставление локальных общественных благ определяют серьезный стимул населения к переселению из отсталых территорий в более благополучные по этим показателям. Интересно также, что в менее урбанизированных регионах происходит большой отток миг рантов, но и он направляется непропорционально либо в крупные города, либо в самые маленькие городки.

ВЫВОДЫ: ЧТО ПРЕДСТОИТ СДЕЛАТЬ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ МОБИЛЬНОСТИ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ

С расстояниями бороться невозможно, поэтому в России в целом и особенно в отдаленных регионах государственное регулирование транспортных тарифов представляется важным инструментом, влияющим на мобильность населения. Но совсем не главным. Государственная поддержка жителей отдаленных регионов просто необходима для их выживания, учитывая, что пропасть между экономическим развитием благополучных и отсталых регионов расширяется. Однако дорогостоящие государственные инвестиции в инфраструктуру и улучшение жизни населения таких регионов могут оказаться экономически необоснованными, так как кратковременный искусственный "рассвет" отсталых регионов, поддержанный государством, но не бизнесом и населением, в конечном итоге может лишь на время отложить их "закат". Гораздо целесообразнее помощь не регионам, а их жителям, например, программы переселения жителей таких территорий. Наиболее успешным проектом, является, по всей видимости, Проект реструктуризации северных территорий, разработанный специалистами Всемирного банка. В рамках проекта наиболее уязвимые категории населения трех северных регионов (Воркуты, Норильска, Сусуманского района Магаданской области) имеют возможность получить бесплатный жилищный сертификат и найти новое подходящее место жительства в Европейской части.

Кроме выбора программ помощи жителям депрессивных регионов, усилия государства должны быть сконцентрированы на поддержке рыночных институтов - рынка жилья и ипотечного кредитования, а также переподготовка мигрантов и предоставление им информации о возможностях в других регионах. Еще более важно не сохранять и не возводить искусственные преграды на пути свободной мобильности, создающие поле для коррупции. Уничтожение экономических и административных препятствий к мобильности создаст здоровую конкуренцию между регионами и даже муниципалитетами, благодаря которой появятся стимулы для более эффективного предоставления общественных благ региональными и местными органами власти (образование, здравоохранение, правопорядок, инфраструктура и пр.).

По нашим оценкам, почти треть населения страны живет в бедных регионах, жители которых хотят, но не могут уехать в другие, экономически процветающие регионы. Повышение географической мобильности населения необходимо не только для более эффективного распределения ресурсов и ускорения экономического роста, но и для восстановления гарантированного Конституцией равенства возможностей вне зависимости от места рождения и места жительства.

Анонсы
Follow NES1992 on Twitter New Economic School on Facebook New Economic School on Facebook View NewEconomicSchool's profile on slideshare Albums of NES photos on Google+ NES channel on YouTube Subscribe to NEWECONOMICSCHOOL on Instagram RSS-трансляция
3 октября / 19:00, к. 114 Центр развития карьеры и лидерства РЭШ представляет лекцию руководителя проектов McKinsey & Company Михаила Хаджабекяна "Банковский рынок России: в поисках новой модели". Регистрация >>>
4 октября / 19:00, к. 114 ЦРКиЛ РЭШ приглашает на мастер-класс «Финансы в FMCG», который проведет Федор Райкович, старший финансовый менеджер компании Unilever. Подробнее >>>  Регистрация >>> 
Наука
21-22 октября 2016 г. Лаборатория исследования социальных отношений и многообразия общества РЭШ проводит международную научную конференцию «Social interactions, norms and development» с участием ведущих зарубежных специалистов в области экономики и социальных отношений, среди которых Larry Blume (Cornell University), Steven Durlauf (University of Wisconsin-Madison), Jean-Philippe Platteau (University of Namur). Язык конференции  - английский. Место проведения, программа конференции, а также регистрация слушателей будут объявлены дополнительно.
Еще анонсы >>>
RSS-трансляция
РЭШ в СМИ
16.09.2016 Дождь: Почему ставки по кредитам снизятся, но роста экономики не будет. Профессор Олег Шибанов об обновленном прогнозе Центробанка >>>
16.09.2016 Slon.ru: «Экскременты дьявола» или Как спастись от нефтяной зависимости. Лекция Валерия Черноокого в рамках совместного цикла лекций РЭШ и Курилки Гутенберга "Жизнь после нефти" >>>
Архив СМИ>>>


© Российская экономическая школа (РЭШ), 2016
Все права защищены

Служба поддержки РЭШ